chemical-fairy
На улице так пахнет влажностью, прохладой и грядущим теплом, что я непрерывно вот уже несколько часов вспоминаю, как мы с тобой гуляли ночью в лето перед моим отъездом.
Я любила тебя. Я хотела, чтобы мы всё делили пополам.

Ты был такой красивый. Я фотографировала тебя в свете фонаря и в зеленом свете светофора. И утром в свете выглядывающего сквозь кофейную занавеску солнца, пока ты спал.

В ту ночь я чувствовала внутри себя два счастья: моё и наше общее.

А "Снежной совы" больше нет. И следов моих в твоем городе больше нет. И нас с тобой больше нет. А я осталась.
0
mvzisnm
Мне нужен антидепрессивный домик и билет домой
0
lenor
Ты кладешь голову мне на колени, мы шутим, улыбаемся, флиртуем. Я закрываю ладонями лампу, чтобы она не светила тебе в глаза, а ты кричишь, что нереально меня обожаешь. Говоришь, что мышцы не выдержат так долго, но ошибаешься, и затем, чтобы дать моим рукам отдохнуть, кладешь их себе на глаза.
По-детски будто кусаю тебя за ухо, стараясь разозлить, а ты глухо просишь повторить.
Ухмыляюсь, повторяю, смеюсь, слышу твое глупо обиженное "чего?".
Я курю, ты смотришь, пристально, улыбаешься, в темноте разглядываешь мое лицо, напоминаешь о сегодняшнем вечере, просишь бросить курить.
Умоляю уйти, потому что я замерзла, мне надо вернуться в комнату.
В ответ получаю тихое "пока, большое спасибо"
И ухожу
И тут до меня доходит, что ты скоро уедешь.
10 дней без тебя - утомительно. тоскливо. паршиво.
Ты прекрасный. Замечательный. Глупый.
Мы оба знаем, что нам просто хорошо друг с другом.
Пусть со стороны все это выглядит как отношения, влюбленность, любовь, симпатия.
Но оба мы знаем, что безумно очарованы друг другом. И обличать нашу близость в какие-то слова неразумно. Мы рядом, мы понимаем, мы дополняем.
Это главное.
Ты моё.
Я нашла своё!
0
mrmars
Друг, дружок, дружочек
В общем-то отстойно терять людей, занимающих особое место в твоей жизни. Всегда мечтала о супер друге, этаком чуваке, который будет как брат. Как только такая личность появляется, начинается полнейший хаос. Сначала внезапно врывается в мою жизнь, я начинаю доверять этому человеку, открываться, а потом бабах: либо девушка запрещает дружить, либо брехливое "влюбился", а после неинтересна и желание общаться пропало. И все, конец еще одной маленькой истории, которая оставила огромный след.
purr-purr-purr
шат ап энд денс виз ми
на улице так темно, мокро и холодно. за окном машины быстро-быстро мелькают фонари и фары.
в машине тепло и уютно, играет любимая музыка.
во всем теле такая приятная усталость и истома. коленки немного трясутся, а в руках завтра точно будет крепатура. волосы убраны в дебильный пучок, которые я обычно делаю только, когда болею и хочу ощущения уюта.
в джинсы заправлена его рубашка в мелкую голубую клетку. будет знать как небрежно обращаться с моей шелковой блузкой за дохуя денег. рубашка безбожно мне велика, но я ее не отдам.
со старой парки, в которой я позволяю себе только выгуливать собаку холодными осенними воскресеньями, на его драгоценные сиденья липнет шерсть его кота и моей собаки.
его бесит, что я сижу, забравшись с ногами, но он ничего мне не скажет. знает, что бесполезно.
вязкую волну удовлетворения, которая исходит от обоих, наверное, можно даже потрогать руками.
за все время наших отношений, когда мы встречались, расставались, ругались, мирились, готовились к свадьбе, на душе не было такого комфорта и ощущения праывильности происходящего.
сейчас радость и гармония в каждой совместно проведенной минуте.
оказывается, в формуле счастья лишними были как раз отношения. нужно было оставить только секс.

он не пиздит, когда я подпеваю музыке и курю. сегодня так сильно захотелось покурить, что пришлось остановить его около ларька.

почти полночь.
завтра на пары.
даже не знаю какие и что нужно было подготовить.
но мне так не хочется разгонять ленивую негу, что я улягусь в постель, даже не потрудившись вымыть голову в душе.
глаза слипаются, а голова чугунная.
из носа недавно снова шла кровь и горло раздражает металлический привкус.
горло саднит и голос похож на голос маршрутчика-пропойцы.

чувствую себя героиней книги или фильма. но не могу вспомнить какой.
похуй
0
purr-purr-purr
космос впереди
когда мама была беременна Андрейкой, она очень хотела устриц. прям очень. но ей не разрешали.
когда мама рожала, папа чуть не сошел с ума и в порыве обещал ей все устрицы мира.
но папа был простым лейтенантом и жить тогда было очень туго. особенно с младенцем, а потом и со вторым. поэтому никаких устриц не было и быть не могло.

вчера у родителей был юбилей свадьбы.
папа отвез маму в Бретань, есть устрицы и пить сидр.
это самое романтичное, что папа делал за все эти года.
хотя мама была счастлива уже от самого факта, что папа помнит такие детали их совместной жизни.

-ну я шо то все равно не понимаю, - бубнит Андрей, сидя на табуретке, подогнув под себя одну ногу.
мы наконец-то вкрутили на кухне лампочку, которая светит уютным желтым светом, и теперь оттуда не хочется уходить.
-чего не понимаешь?- бабушка привезла из деревни молоко, и оно наконец-то дошло до правильной, кисловатой кондиции. я могу влить в себя половину банки за раз.
-нахрена ехать в другую часть мира, чтобы поесть, если и дома можно сварганить идеальный ужин?!
мы ужинаем жареной картохой прямо со сковородки и огромным, просто гигантским пакетом тюльки. и это похоже на райское наслаждение.
сегодня я чуть не завоняла весь вагон метро, пока тарабанила тюльку домой. бабка, которая сидела справа, так старалась выразить свое презрение моей ноше, что ее глаза в обратную сторону не закатились. ой, думаю, бабка, морщись-морщись, сама бы небось тоже не отказать от тюльки.

на ковре в коридоре сопит собака.
по радио "эра" рассказывают новости дня.
мама в вайбере активно переживает полили ли мы ее цветы.

идиллия.

purr-purr-purr
Самый пиздец для меня наступает не тогда, когда нужно решить бросать ли всё нахуй и уезжать в Штаты за без 30-ти дней мужем или оставаться без мужа и без нихуя, и не тогда, когда надо выбрать между бюджетом в инязе, Шеве или казармой.
Там все за и против взвешивались в течении пяти минут, и всё, гуляй рванина.
Пиздец наступает тогда, когда заканчиваются духи.
И я физически не могу сделать новый выбор. Сижу, обложившись миллиардом блоттеров, и вынюхиваю. Я уже половину брокарда, наверное, вынесла в сумке, а вторую на себя вылила.
Сука.
Дай мне знак, Господи.

1
Gipotsirta
kaiser
Он сказал:"У тебя очень красивые губы". Я рассмеялась, поблагодарила. Старо, как мир. Думаю:"Я знаю и так, что ты хочешь меня поцеловать. И переспать со мной".
Но когда он наконец-то прикасается ко мне, воздух резко становится тяжёлым, а мир - удушающе захватывающим. Я притягиваю его за шею, требуя ещё, и ещё, и ехидно-удивленная улыбка на его лице лишь подливает масла в огонь моей похоти.
Он обещал перезвонить, кстати. И конечно же не перезвонил.
И слава богу. Мне очень хочется уберечься от этого дьявола.
И рома. Больше никакого рома с колой.
0
purr-purr-purr
"Тыковка, ебать, ты не шаман, ты олень. Перезвони утром. Люб."
Шекспир бы плакал.
"Ебать" мы выделяем запятыми, а на "люблю" нам не хватает времени и силенок.
Р - романтика.
chemistry

Кровь — она не для того, чтобы ее в жареном виде жрать. Ее пить надо. Свежую. И только из любимых.

mary-go-round
женское любопытство всегда порочно, всегда излишне.
рыжеволосая, почти одна из женщин Синей Бороды: в теории почти счастливица, кружится по огромной комнате, красиво-красиво, под взглядом мужа - мужчины с мрачным взглядом и дурной репутацией, которого совсем не знает и иногда почти боится.
ей хочется язвить, запускать в него подсвечниками и советским хрусталём, демонстративно терять сознание.
но надо играть свою роль: соблазнительно терять туфли, забираясь в постель - дочитать "Собор Парижской Богоматери" хочется больше, чем своего мужчину; собирать волосы в хвост, собирать его в дорогу мучительно-ранним утром; ждать, как прихода смерти по вечерам.
а механизм разрушения, между тем, уже запущен. знает чуть больше, чем полагается. больше ровно настолько, чтобы уже хотеть всё разрушить, но всё ещё ставить ставшее константой счастье выше каких-то нелепых недоговорок.
Frecklesmile
Решаю тесты.
"К сожалению, Вы не уложились в заданное время!"

Это могли бы написать на моем надгробии.